Почему Меркель выиграла, а Ципрас проиграл

Брюссель преподал урок остальным странам Евросоюза: не стоит даже пытаться идти путем Греции. Более того, евробюрократам удалось не допустить, чтобы Афины попали в орбиту Китая и России.

Почетная капитуляция

После нескольких недель изматывающих переговоров с  перерывом на референдум и очередями в банкоматах «Ципрасиада» завершилась долгожданным соглашением Афин с кредиторами. Греция остается и в Евросоюзе, и в еврозоне, а для решения текущих долговых проблем еврокредиторы предоставят Греции дополнительно €86 млрд в течение трех лет. Кроме этого, Еврокомиссия может дать Афинам дополнительно €35 млрд целевых кредитов на создание рабочих мест и стимулирование экономики.

Кто же в итоге вышел победителем из этого долгового кризиса? И означает ли соглашение о предоставлении третьего пакета помощи Греции, что эта проблема решена окончательно и риски нового обострения ситуации минимальны на горизонте хотя бы трех лет?

Достижение соглашения с кредиторами выглядит как почетная капитуляция Афин. Прощать долги никто не собирается, меняются лишь графики выплат. Более того, появилось новое условие провести приватизацию активов на сумму €50 млрд через специальное агентство. Причем половина средств от приватизации должна пойти на выплаты по долгам и инвестиции, а вторая половина будет направлена на докапитализацию греческих банков.

Политическая цена соглашения

Безусловно, Греция избежала коллапса банковской системы и краха экономики. Но при этом не получила существенных уступок от кредиторов и будет вынуждена принять их условия практически с теми же пунктами, против которых греки высказались на всенародном референдуме. Таким образом, страну ждут дальнейшее сокращение бюджетных расходов, пенсионная реформа, повышение налогов, изменение законодательства о банкротстве.

Будут приватизированы наиболее ценные инфраструктурные объекты, аэропорты и морские порты, а также, возможно, какие‑то предприятия и банки. Такова экономическая цена сохранения Греции в Евросоюзе и еврозоне. Не нужно быть оракулом, чтобы понять, что Грецию в ближайшем будущем ждут полная или частичная смена правительства и новые парламентские выборы. А это уже будет политическая цена соглашения.

Спасение Греции — хорошая новость

Безусловно, победу празднует евробюрократия. Ведь сейчас никто не будет спрашивать, каким образом маленькая Греция накопила долгов на €320 млрд. Все будут заняты согласованием бридж-кредитов, графиков платежей, условий предоставления помощи через ESM — фонд европейского механизма стабильности. Вздохнут спокойно и ЕЦБ, и МВФ.

Главное, что Брюсселю удалось преподать урок остальным странам Евросоюза о том, что не стоит даже пытаться идти путем Греции и сваливать свои долговые проблемы на плечи Еврокомиссии и ЕЦБ. Политический выигрыш от соглашения по долгу заключается в том, что Греция остается в ЕС и тем самым снимаются риски попадания Афин в орбиту Китая и России.

А вот главным победителем, полагают все без исключения политологи и экономисты, назовут Германию. Именно она наконец‑то выразила свое положение истинной хозяйки Евросоюза. И теперь именно немецкий бизнес и немецкие политики будут главной опорой стабильности ЕС и еврозоны, а Германия может приобрести дополнительный политический вес в решении международных проблем. Возможно, это станет большим плюсом и для России, ведь самостоятельный немецкий бизнес не заинтересован не только в коллапсе Греции, но и в конфронтации с Россией.

А о том, что спасение Греции — это хорошая новость, свидетельствуют и динамика рубля, и поведение фондовых рынков. Лишь упавшие цены на нефть мешают восстановиться рублю и российским акциям на июньских уровнях. Но если давление продавцов на рынке нефти, ожидающих скорого снятия эмбарго на торговлю нефтью с Ираном, наконец ослабнет с появлением ясности по иранскому вопросу, то до конца лета наши рынки будут себя чувствовать вполне комфортно.

Источник

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: