Мечта киприота

Кипрские власти готовят ряд льгот для международного, в том числе российского, бизнеса. Цель — убедить бизнес не отправлять деньги транзитом в офшоры, а оставлять на Кипре и создавать на Кипре не прокладки, а реальные компании.

Реформа в начале июля была одобрена советом министров Кипра, ее еще должна утвердить палата представителей республики. Изменения, которые кипрское подразделение EY в своем отчете называет самыми значительными с 2003 года, когда был введен действующий налоговый режим, должны убедить бизнес оставлять в стране деньги, которые сейчас транзитом идут в офшоры, и создавать в стране не прокладки, а действующие компании.

Задержать деньги

Сейчас многие кипрские компании де-факто являются прокладками, через которые бизнес переводит деньги в офшоры. Принципиальная схема выглядит так. Есть три компании, например: одна — в России (она ведет бизнес), другая — на Кипре (низконалоговая, но вполне «белая» юрисдикция), третья — на Британских Виргинских Островах (в настоящем офшоре). Офшорная компания выдает заем кипрской, та под чуть больший процент — российской. Когда наступает время платить проценты по кредиту, российская компания переводит их кипрской, при этом налогов в России она не платит — действует полное освобождение от налога у источника в России по российско-кипрскому соглашению. (Напрямую в офшор переводить проценты из России было бы невыгодно — с ним соглашения нет, и пришлось бы платить налог по ставке 20%.) Получив платеж, кипрская компания отправляет его в офшор, оставляя себе небольшую разницу между той ставкой, по которой она получила кредит, и той, по которой выдала, обычно — 0,1–0,35% суммы кредита, с которых она платит налог 12,5% (какая-то прибыль нужна кипрской компании, чтобы не возникало претензий со стороны налоговых органов).

Кипрские власти хотят, чтобы эти деньги остались на Кипре. Но для этого надо помочь владельцу избежать необходимости платить с них 12,5-процентный налог. Нынешняя реформа и состоит в том, что инвестору предложат получить налоговый вычет на взнос в акционерный капитал. Минимальный вычет составит 9% (высчитан как доходность 10-летних государственных облигаций Кипра плюс 3%).

Допустим, инвестор вложит в акционерный капитал $10 млн, которые будут выданы в виде займа российской компании. Вычет составит минимум $0,9 млн, подсчитывает партнер International Tax Associates Рустам Вахитов. Если предположить, что те же 9% кипрская компания получает в виде процентного дохода от выданного займа, то с этой суммы компания не заплатит налог вообще. И стимула уводить деньги дальше не останется.

Вычет предполагается ввести задним числом — с 1 января 2015 года.

Заманить реальный бизнес

Другая часть реформы направлена на то, чтобы сделать Кипр удобным не только для создания холдингов с прокладками, но и для обустройства там операционных компаний — с офисом и персоналом. Тут киприоты тоже готовы предложить налоговые льготы.

На Кипре действует прогрессивная шкала налогообложения физических лиц: от 0% для доходов ниже €19 500 в год до 35% для годового дохода выше €60 001. Такая шкала не способствует притоку высококвалифицированных (и высокооплачиваемых) менеджеров, которые в России, например, отдают по плоской шкале 13%. Поэтому сейчас те, кто переехал на Кипр работать и получает компенсацию более €100 тыс. в год, на пять лет освобождаются от половины налога. Этот срок киприоты готовы продлить до десяти лет, указывает старший юрист по международному налогообложению Goltsblat ​BLP Артем Торопов. Льгота снизит налоговую нагрузку при создании реальных штаб-квартир за рубежом — с собственными квалифицированными сотрудниками, отмечает он.

Есть еще один налог, который снижает привлекательность жизни на Кипре для иностранных владельцев бизнеса — это налог на оборону. Он сейчас выплачивается с определенных категорий дохода: дивидендов, процентов и рентных платежей. В 2015 году для физлиц этот налог составляет 30% по процентам и 17% по дивидендам, говорит Вахитов. Этот налог для иностранцев, живущих на Кипре, де-факто будет отменен.

Россия поможет

Пригодятся ли все эти нововведения бизнесу — захочет ли он оставлять деньги на Кипре и открывать там свои штаб-квартиры? Возможно, принять такое решение ему поможет российское антиофшорное законодательство, которое действует с этого года.

Схему с пассивными выплатами легко оспорить с точки зрения резидентства на Кипре, объясняет Вахитов из International Tax Associates. В соответствии с российским законодательством по деофшоризации, компания, которая «стоит» несколько тысяч евро в год и управляется из России, будет считаться российским налоговым резидентом, и структуры, использующие такой метод финансирования, рискуют заплатить налог по российской ставке — 20%.

Разница с Кипром огромная. Пусть, например, заем из офшора на Кипре составляет €100 млн под 10% годовых, а с Кипра в Россию — те же €100 млн под 10,1% годовых. Компания на Кипре получает €100 тыс. дохода (0,1% от займа), с которого платит 12,5% — €12,5 тыс. Само содержание компании (например, выплаты юристам) может обходиться в €6 тыс., говорит Вахитов. Итого стоимость схемы — €18,5 тыс. в год. А в России с €10 млн процентного дохода пришлось бы заплатить — €2 млн.

Получается, говорит Вахитов, что, может быть, проще держать на Кипре реальный офис и реальных сотрудников — допустим, за €100 тыс. в год — но иметь больше шансов защитить свою структуру в российском суде и доказать, что кипрская компания действительно является бенефициарным собственником процентного дохода. Реальными с точки зрения российской судебной практики считаются компании с несколькими сотрудниками, с квалифицированным персоналом, собственными средствами ведения операционной деятельности, автономией в области принятия управленческих решений.

Так что у Кипра есть шанс получить и деньги, и реальный бизнес — борьба с офшорами в России может сделать кипрские льготы востребованными.

Источник

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: