Унтер-офицерский надзор: как власти загоняют всех в кэш

Тотальная стирка

На днях владелец средней по размеру управляющей компании рассказал мне грустный анекдот из реальной жизни. В интересах клиента ему нужно было перечислить средства на действующий счет в иностранной «дочке» российского брокера и разместить там около $50 тыс. Клиент крупный, чист, как стекло, и стократно проверен надзирателями всех мастей. С брокером и банком управляющий работал давно и подобные сделки осуществлял не раз и не два. Ничто не предвещало беды. Но внезапно банк заблокировал операцию, отказав управляющему в перечислении средств — похоже на вывод денег. Хотя ни о каком выводе речь не шла: управляющий всего лишь хотел купить клиенту акции западных компаний. Через иностранные «дочки» русских брокеров это делать удобнее и дешевле. Самое интересное, что банк даже не удосужился запросить сведения о происхождении средств.

Похожие истории начинают происходить и с «физиками». Знакомый продал квартиру, а деньги — около $200 тыс. — хотел разместить на депозит в крупном банке, где состоит на VIP-обслуживании около пяти лет. В открытии депозита ему, тем не менее, отказали, сославшись на федеральный закон 115-ФЗ о противодействии легализации незаконных доходов. Запросили дополнительно документ, подтверждающий происхождение денег. Документ, конечно, был: налоги он платит и спит спокойно. Но знакомый так разозлился, что вклад открывать не стал, закрыл остальные счета и положил наличность в крепкий железный сейф. Так честный налогоплательщик переложил из банков в «банку» свою немалую, надо сказать, ликвидность. Проценты ему теперь не капают, деньги обесцениваются, но зато он уверен: средства всегда под рукой, никто их не заблокирует.

Да, повышенная бдительность и противодействие «прачечным» и «прачкам» — это прекрасно. Но отношение многих финансовых компаний к соблюдению норм антиотмывочного законодательства в последнее время не дружит со здравым смыслом. И такая законопослушная истерика легко объяснима: организации боятся попасть под горячую руку ЦБ и/или следственных органов.

Ситуация складывается следующая: финансисты боятся регуляторов, клиенты боятся финансистов и регуляторов, в итоге эпидемия страха приведет к уже известной в России болезни: оттоку средств инвесторов из банков, управляющих и брокерских компаний. Это в разгар кризиса. И сейчас мы говорим только о честных, легальных инвесторах. Нечестные все уже предусмотрели.

Где начинается «тень»

Между тем, когда мы говорим о теневом секторе, неплохо посмотреть, кто и куда отбрасывает «тень». Да, конечно, в России, как и во всем мире, много правонарушителей, которые отмывают деньги и сознательно нарушают закон. Это реальность, и с ней необходимо бороться. Но есть и другие теневики, которых язык не поворачивается назвать преступниками. Речь идет о небольших компаниях с работающим здоровым бизнесом, «серость» которых заключается только в наличных денежных расчетах с персоналом и контрагентами. Эти деньги никуда не выводятся, не идут на финансирование терроризма и прочих ужасов. Все гораздо проще: в существующей реальности у компаний малого и среднего бизнеса в зависимости от их оборотов и маржинальности до 90% выручки уходит в фискальную нагрузку — причем не только налоговую. Например, президент ТПП РФ Сергей Катырин рассказал, что по отраслям насчитывается до 70 квазиналогов — за уборку мусора, утилизацию шлака и много еще чего.

Он напомнил, что даже индивидуальный предприниматель, работающий на упрощенном режиме налогообложения и имеющий одного наемного работника, обязан сдавать до 14 отчетов в год. А формы этих отчетностей постоянно меняются, что означает трату денег и времени на изучение нововведений и переобучение сотрудников. Предположим, что такой предприниматель начинает платить сотруднику серую зарплату, а значит, тоже начинает относится к теневому сектору. Формально он теневик, а де-факто — просто пытается удержать бизнес на плаву. Его сотрудник, получается, тоже нарушитель — основную часть своего дохода он подтвердить не может. И предпринимателю, и сотруднику ничего не остается, как последовать примеру моего знакомого и держать деньги в сейфе. Ведь в любой финансовой компании средства могут как минимум не принять, а как максимум — заблокировать.

Рискну предположить, что чрезмерность в антиотмывочном надзоре может стать причиной нежелательного для любой экономики процесса — оттока средств юридических и физических лиц. Причем не только из банков, но также из остальных финансовых компаний, попадающих под действие 115-ФЗ. Именно оттока, а не перетока — безналичные средства, подтвержденные и неподтвержденные, отправятся в сейфы, шкатулки и несгораемые шкафы. Масштабы возможных потерь прогнозировать сложно. Но с учетом количества банкротств банков и общей нервозной обстановки вряд ли этот масштаб порадует финансовые власти.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции. 

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: