Выбор цели: как ЦБ упускает возможность поддержать экономику

Замедление снижения инфляции сейчас может быть вполне приемлемой платой за оживление российской экономики

В связи с продолжением стагнации в российской экономике и трудностями с получением зарубежных заимствований все настойчивее звучат требования к Банку России (ЦБ) использовать его возможности для возобновления экономического роста. ЦБ ответил на них в проекте основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2017 год и период 2018 и 2019 годов, одобренном правительством 13 октября. В нем признается, что ЦБ может быть одним из драйверов экономического роста, но не основным, ибо, как подчеркивается в документе, успешность принимаемых им мер будет во многом зависеть от преодоления структурных ограничений. Как разъясняют авторы проекта, под этим имеются в виду в первую очередь «повышение производительности труда и эффективности управления, обновление основных фондов и развитие инфраструктуры, внедрение новых технологий, а также формирование качественных институтов».

Дилемма ЦБ

Банк России безусловно прав, когда подчеркивает необходимость проведения структурных и институциональных реформ. О них говорится уже много лет, но мало что делается. Ответственность за это несут власти в целом, но важно, какую политику в этих условиях проводит ЦБ. Главной его целью является снижение инфляции, и, как указано в проекте, для ее достижения ЦБ вынужден проводить более жесткую денежно-кредитную политику, чем нужно было бы в отсутствие структурных ограничений. Возникает внутреннее противоречие в такой политике. Снижение инфляции призвано создать условия для увеличения инвестиций и роста, но используемый метод достижения цели способствует продолжению стагнации. В проекте признается риск достижения целевого показателя «неприемлемой ценой «переохлаждения» экономики, снижения потенциала ее роста». Однако на практике этот риск не учитывается в должной мере.

ЦБ исходит из того, что преодоление структурных ограничений не его задача. Конечно, институциональные реформы призваны осуществлять другие государственные органы. Но для ликвидации структурных ограничений требуется и рост инвестиций, позволяющий повысить эффективность производства. А вот в решение этой задачи может и должен внести свой вклад и ЦБ. Это становится очевидным, если мы спустимся с макроуровня на уровень коммерческих структур. Когда на этом уровне анализируются инвестиционные проекты, то принимаются во внимание ожидаемый рост цен и перспективы спроса, возможность привлечения заемных средств на приемлемых условиях. На эти факторы прямо влияет политика ЦБ — как денежно-кредитная, так и валютная.

Сохранение ставок ЦБ на уровне, существенно превышающем уровень инфляции, способствует снижению цен и замедляет обесценивание сбережений. В то же время высокие процентные ставки сдерживают привлечение кредита, необходимого для принятия масштабных инвестиционных проектов. От искусства ЦБ зависит нахождение оптимального баланса различных целей.

При анализе инвестиционного проекта учитывается также оценка возможного значения обменного курса рубля. Спрос на будущую продукцию на зарубежных рынках возрастает при ослаблении рубля, но если проект предусматривает покупку импортного оборудования, материалов и ориентирован на внутренний спрос, то желательно укрепление рубля. ЦБ уклоняется от поиска оптимального решения, отказавшись от прямого влияния на обменный курс с помощью валютных интервенций или покупки валюты. В анализируемом документе утверждается, что режим плавающего валютного курса обеспечивает оптимальную подстройку экономики к изменению внешних условий. Экономика действительно подстраивается к тому повышению неопределенности, которое является результатом отказа от регулирования курса. Только вряд ли можно назвать эту подстройку оптимальной, ибо она заключается прежде всего в сокращении инвестиций.

Приемлемая цена

Таким образом, ЦБ может способствовать росту инвестиций, снижая свои процентные ставки, которые влияют на кредитные ставки коммерческих банков, а также перейдя к регулированию обменного курса. Однако этот путь он в проекте отвергает, хотя и признает безусловно необходимым создание условий и стимулов для инвестиций. ЦБ утверждает, что ускоренное снижение процентных ставок и увеличение объемов банковского кредитования в текущих условиях могут создать системные риски для экономической стабильности и социального благополучия. Это утверждение нуждается в доказательстве.

Ведь замедление снижения инфляции может оказаться приемлемой платой за оживление экономики. Правда, в проекте утверждается, что надеяться на это не надо и такой путь не может решить задачу восстановления экономического роста, ибо банковский кредит не является основным источником инвестиций для большинства организаций. Убедительность этому аргументу, казалось бы, придает тот факт, что доля банковских кредитов в инвестициях не превышает 8%. Но это как раз является в значительной мере следствием трудных условий привлечения кредитов, в первую очередь высоких процентных ставок.

Считает ЦБ неприемлемым и расширение масштабов использования своих специальных механизмов рефинансирования, в рамках которых он, в частности, рефинансирует по пониженным ставкам и на длительный срок банковские кредиты, вложенные в финансирование инвестиционных проектов. ЦБ утверждает, что за масштабным расширением денежной эмиссии последует существенное ускорение инфляции. Но такое утверждение само по себе недостаточно без определения того, какое увеличение эмиссии является чрезмерным. Ведь и сейчас ЦБ идет на увеличение эмиссии для финансирования дефицитов бюджета и АСВ, но при этом инфляция снижается. Денежные власти намечают в ближайшие годы сократить расходование средств ЦБ для финансирования бюджетного дефицита. Это означает, что их более широкое использование на развитие производства не может представить инфляционной угрозы.

ЦБ признает, что экономика может расти и на фоне относительно высокой инфляции, но замечает, что такая инфляция, как правило, нестабильна и становится сложнее обеспечить ее стабильность и предсказуемость. Однако в реальных сегодняшних условиях возможный рост, пусть даже при нестабильной инфляции, лучше, чем стагнация при низкой инфляции.

Нужна новая цель

Выдвижение в качестве главной цели деятельности ЦБ снижения инфляции было вполне оправданно в период двузначной годовой инфляции и экономического роста. Однако сейчас, когда инфляция уже скатывается в район 6%, а экономика увязла в болоте стагнации, следовало бы на первый план выдвинуть задачу стимулирования экономического роста. ЦБ считает, что эту задачу в первую очередь должны решать другие государственные органы. Но если не ЦБ, то кто? Минфин сосредоточен на сокращении бюджетного дефицита путем ограничения расходов. Понятно, что при таком подходе, как это отмечает и ЦБ, стимулирующее влияние бюджетной политики на экономику будет весьма ограниченным.

Минэкономразвития прогнозирует сохранение стагнации еще на 20 лет, что не позволит разрешать стоящие перед страной проблемы. Не исключено, что денежные власти, фиксируя реальные опасности, стоящие перед страной в случае ее инерционного развития, хотят побудить политическое руководство ускорить назревшие реформы. Неслучайно в рассматриваемом проекте основных направлений ЦБ указывает на недопустимость формирования в экономике «избыточного оптимизма» при относительном улучшении внешней ситуации. Его появление может снижать стимулы к реализации структурных преобразований. Тем не менее и при отсутствии реальных институциональных реформ Банк России совместно с правительством, опираясь на бизнес, может и должен сделать все возможное для возобновления экономического роста. Тогда и реформы проводить будет легче.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции. 

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: