Не только танки: что связывает Россию и Сирию

Наращивание военного присутствия России в Сирии обсуждается во всех мировых СМИ с середины лета. Российские власти, по большей мере, его отрицали. Но в середине сентября Владимир Путин заявил, что «мы поддерживаем правительство Сирии в противостоянии террористической агрессии, оказываем и будем оказывать ему необходимую военно-техническую помощь».  

За месяц до этого иностранные СМИ и блогеры начали публиковать свидетельства того, что Россия отправляет в Сирию новейшую военную технику: в середине августа на канале YouTube «Национальная оборона — официальный канал» появилось видео боев, предположительно проходивших к северу от Латакии, на котором эксперты разглядели машину, похожую на БТР-82А. В сентябре источники Reuters сообщали, что в Сирию якобы направляются российские зенитные комплексы «Панцирь-С1» и танки Т-90. Через несколько дней агентство France Press написало, что Россия расположила на авиабазе под Латакией 28 военных самолетов, а Reuters сообщило о полетах над Сирией российских беспилотников. 

Секретный код

Россия поставляла Сирии оружие и до того, как решила включиться в борьбу с «Исламским государством». Если верить данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), который специализируется на вопросах контроля над вооружениями, в 2012-2013 года объем экспорта российского оружия составлял около $350 млн ежегодно.

Но подтвердить эти цифры официальной статистикой нельзя – в базе данных Федеральной таможенной службы (ФТС) большая часть российского экспорта в Сирию проходит под секретным кодом SSSS. К нему относятся поставки вооружений, а также гражданского оборудования, которое идет по соглашениям, не подлежащим обнародованию.

Гражданская война в Сирии началась в 2011 году. Статистика ФТС в открытых источниках доступна, начиная с 2012 года. На этот год и пришелся пик «секретных» поставок российских товаров в Сирию: в денежном выражении их объем составил тогда $458,9 млн, а их доля в общем объеме экспорта превысила 73%. В 2013-2014 годах по тому же коду прошло товаров на общую сумму свыше $610 млн (около 65% в общей структуре поставок), с января по июнь 2015 года – еще на $95,3 млн (больше 44%). Еще $45 млн с 2013 пришлось на поставки в Сирию российских пороха, других взрывчатых веществ, сигнальных ракет, противотуманных сигналов и т.д., следует из базы данных ФТС.

Официально Россия сообщала, что поставляет Сирии истребители-перехватчики по договору, заключенному еще в 2007 году, до начала гражданской войны: речь шла о самолетах МиГ-31Е. По данным турецких СМИ, шесть самолетов были доставлены в Сирию в августе 2015 года. Осенью 2013 года Владимир Путин подтверждал поставки в Сирию «отдельных компонентов» зенитно-ракетных комплексов С-300. Правда, через год он же заявил о временной приостановке поставок. Израиль в 2009 году протестовал против продаже Сирии российских ракет П-800 класса «море-море». Первая партия этих ракет отправилась в Сирию в мае 2013 года, сообщала The New York Times. Российская и сирийская стороны это не подтверждали.

Продовольствие в обмен на продовольствие

Торгово-экономическое взаимодействие между Россией и Сирией продолжается, говорил в июле в интервью РИА Новости посол России в Сирии Александр Кинщак. Возможно, но судя по официальной статистике, торговый оборот между государствами неуклонно снижается: с 2008 по 2014 год он упал больше, чем в три раза – с $1,98 млрд до $594 млн.

Российский экспорт во взаимной торговле кратно превосходит сирийский импорт ($587 млн против $7,1 млн в 2014 году). В январе-июне 2015 года товарооборот между странами сократился в годовом выражении на 41% до $218 млн.

В структуре «гражданского» экспорта российских товаров в Сирию до 8% приходится на продукты растительного происхождения – кукурузу, ячмень, рис, пшеницу и муку, готовые продукты питания – рыбы, икру или ее заменители – и подсолнечное масло. На втором месте (до 6%) – поставки лесоматериалов и марок.

Обратно из Сирии в Россию везут, главным образом, фрукты и ягоды – абрикосы, вишню, черешню, персики, сливы и цитрусовые.

С 2005 года Сирия обсуждает с Россией вопрос создания зоны свободной торговли. В последний раз планы продолжить переговоры с Россией, Казахстаном и Белоруссией в мае 2012 года подтверждал министр финансов Сирии Мухаммед аль Джлейлати.

В 2004 году под эгидой Торгово-промышленной палаты РФ (ТПП) был образован Российско-Сирийский деловой совет (РСДС). Его цель была – укрепить торгово-экономические, научно-технические и другие связи между государствами. Председателем совета с российской стороны был основной владелец «Трубной металлургической компании» Дмитрий Пумпянский, но с прошлого года должность вакантна. Последнее совместное заседание деловых советов России и Сирии, одиннадцатое по счету, состоялось в июне 2011 года в Москве.   

РСДС продолжает работать, хоть и не в том режиме, что раньше, говорит вице-президент ТПП Георгий Петров, отдельные российско-сирийские деловые мероприятия проходят под эгидой самой палаты. В октябре 2014 года около 90 бизнесменов из Сирии и России встречались в Сочи на встрече постоянной российско-сирийской межправительственной комиссии (МПК), рассказал он. Эту комиссию возглавляет вице-премьер Дмитрий Рогозин, и ,в отличие от делового совета, ее деятельность с 2011 году на прекращались. Следующая встреча под эгидой МПК запланирована на вторую половину 2015 года в Дамаске. Основные направления сотрудничества по этой линии – энергетика, транспорт, нефть и газ, иррикация, мирное использование атомной энергии и т.д.

Бизнес сбежал

«Есть районы, где работать можно и нужно, и наши компании этими возможностями пользуются», – говорил в июле посол Кинщак. РБК попытался найти действующие проекты российских компании в Сирии.

Активнее всего до войны Сирией интересовались российские нефтяники. По данным дамасского Центра стратегических исследований и данных, на сирийском шельфе находится 14 нефтяных бассейнов, четыре из которых могут обеспечить уровень добычи, сопоставимый с кувейтским. Общий размер подписанных до кризиса российскими компаниями контрактов в нефтегазовой сфере оценивался в $1,6 млрд, заявил в июле исполнительный директор Союза нефтегазопромышленников России Гисса Гучетль. Он приезжал в Дамаск на переговоры с премьер-министром Ваилем Хальки и министром нефти Слейманом Аббасом и обещал, что после стабилизации обстановки российские компании вернутся в страну в короткие сроки.

Первой российской компанией, пришедшей в Сирию, была «Татнефть». В 2003 году она выиграла тендер на разведку и добычу нефти и газа в Сирии на условиях СРП. В 2010 году оператор проекта – СП «Татнефти» и сирийской General Petroleum Company – ввел первую скважину на месторождении Южная Кишма с извлекаемыми запасами в 4,9 млн т нефти. Добычу остановили еще в середине 2011 года. Компания готова возобновить работу, «как только позволят обстоятельства», – говорит представитель «Татнефти». Сколько было вложено в проект, он не раскрыл.

Следом за «Татнефтью» лицензию на два разведочных блока в Сирии на границе с Ираком получила компания «Союзнефтегаз», которой руководит бывший министр топлива и энергетики Юрий Шафраник, и ее партнеры. Инвестиции в проект оценивались в $90 млн. Все работы приосновлены – объект разработки находится на территории, неподконтрольной правительству Сирии, сообщил представитель «Союзнефтегаза».

Предквалификацию в министерстве нефти Сирии проходили и газодобывающие «Новатэк» и «Итера» – обе компании в 2007 году планировали участвовать в тендерах на проведение геологоразведки на семи новых лицензионных блоках, но до конкретных проектов дело не дошло.

На бумаге остались и многие другие российско-сирийские проекты в прочих отраслях. В сентябре 2011 года авиастроитель «Туполев» и «Авиастар-СП» подписали с Syrian Air соглашение о намерениях на поставку трех пассажирских самолетов Ту-204СМ и создание центра по их обслуживанию. «Но дальше меморандума дело не пошло», – сообщил РБК представитель «Туполев». Компания «Русские навигационные технологии» (РНТ) в том же года объявила, что займется установкой на сирийском транспорте системы ГЛОНАСС-мониторинга «АвтоТрекер». Командировка и встречи по бизнесу прошли в январе-феврале 2011 года, а в апреле началась война, говорит гендиректор РНТ Виталий Калягин. Приступить к проекту компания так и не смогла.

Особенно не повезло в Сирии Владимиру Евтушенкову и его АФК «Система» – у нее в стране было сразу два проекта. В 2008 года «дочка» подконтрольного «Системе» «Ситроникса» INTRACOM TELECOM развернула в Сирии беспроводную телекоммуникационной сеть. Общая сумма соглашения с местным партнером по проекту Syrian Wireless Organization (SWO) – оценивалась в €40 млн. В 2012 году Intracom сообщил о приостановке всех операций в Сирии в связи с продолжающимися в стране военными действиями.

Другой проект в Сирии Евтушенков взялся реализовать вместе с Дмитрием Пумпянским. В 2008 году туристический холдинг «Системы» ВАО «Интурист» подписал с группой «Синара» Пумпянского соглашение о совместном строительстве в Сирии гостиничного комплекса «Джоль Джаммаль» категории «4 звезды». Каждый из партнеров должен был вложить в проект по $25 млн. Комплекс из основного здания и коттеджей должен был разместиться на побережье Средиземного моря – в Латакии, где сейчас, как пишут иностранные СМИ, укрепляется российская военная база. Для строительства партнеры получили в аренду на 49 лет участок земли площадью 60 000 кв.м. Проект гостиницы на 466 номеров для 900 гостей, оздоровительного и спа-центров с бассейнами был заказан одному из турецких архитектурных бюро.

В 2010 году «Интурист» вышел из проекта, оставив «Синару» 100%-ным владельцем оператора. Через пару месяцев «Синара» заключила контракт на управление гостинице с турецкой Dedeman Hotels & Resorts Int. Но судьба проекта – неизвестна. Через онлайн-сервисы бронирования гостиниц найти похожий отель в Латакии РБК не удалось. На момент публикации материала представители «Группы Синара», «Синара–Девелопмент» и подрядчика проекта «Монолит КапиталСтрой» не ответили на запрос РБК.

Единственным активным российским инвестором в Сирии, которого удалось обнаружить РБК, остается «Стройтрансгаз» Геннадия Тимченко. Компания уже построила в стране газоперерабатывающий завод и газопровод, а сейчас строит второй ГПЗ мощностью 1,3 млрд куб.м в окрестностях города Ракка. Первая очередь введена в ноябре 2014 года, уточнил РБК представитель «Стройтрансгаза», окончание проекта ожидается в I квартале 2016 года.

При участии Георгия Макаренко, Тимофея Дзядко и Степана Опалева 

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: